Send Lette
Інші воєнні злочини

Не дать стране угля

Фото: Иван Любыш-Кирдей

В Донбассе на фоне активизации боевых действий начались столкновения между украинской полицией и участниками железнодорожной блокады. Ветераны АТО и добровольцы перекрывают путь составам, блокируя торговлю с оккупированными территориями. Один из организаторов блокады Семен Семенченко заявил о намерении выставить вооруженные посты. Чего добиваются ветераны и их координаторы?

Моя невинная шутка про блокаду вызвала оживление на блокпосту. Нас тут же попросили задержаться, старший наряда начал звонить своему начальству, потом нас и вовсе вывели из машины, пробивали номера мобильных и IMEI. Проверка на блокпосту ничего не дала, и под предлогом того, что наша машина якобы в розыске, нас попросили проследовать в ближайший горотдел полиции. Уже там, во время беседы с замначальника отдела, выяснилось, что полиция пошла на эту маленькую хитрость, чтобы выяснить, имеем ли мы отношение к штабу блокады торговли с оккупированными территориями.

Уже вторую неделю ситуация в зоне проведения АТО крайне напряженная не только на передовых позициях ВСУ, но и у них за спиной – в связи с блокадой железнодорожных путей правоохранительные органы были приведены в повышенную боевую готовность, выставлены дополнительные патрули и усиление на блокпостах. Полиция, СБУ, пограничники ожидали появления новых постов блокадников вдоль всей линии разграничения. По оперативным данным полиции, следующей заблокированной веткой должна была стать станция Фенольная в поселке Новгородское на окраине Торецка. Но ближе к вечеру поступила информация, что блокадники передумали. “Теперь мы не будем раскрывать информацию о своих планах. Потому что уже несколько раз были случаи, когда мы собирались выдвигаться, а нас там уже ждали”, – скажет нам позже пресс-секретарь штаба блокады.

Так называемая блокада торговли с оккупантами была инициирована ветеранами батальонов “Донбасс” и “Айдар” в конце прошлого года. Изначально основным требованием блокадников было освобождение пленных военнослужащих и добровольцев, удерживаемых сепаратистами. Но постепенно требования трансформировались. Из того, что мы услышали от блокадников, следует, что теперь они требуют принятия закона “Об оккупированных территориях”, прекращения поставок угля из неподконтрольных Украине районов и полного разрыва любых экономических связей с ними. А один из лидеров блокады, нардеп Семен Семенченко предложил национализировать Славянскую теплоэлектростанцию, которая является структурной единицей компании “Донбассэнерго” и находится на подконтрольной территории. По данным СМИ, 34% акций предприятия принадлежит Александру Януковичу. Славянская ТЭС, кстати, уже переведена на аварийный режим работы в связи с нехваткой угля, который поступает по заблокированной ветеранами железнодорожной ветке.

Съемка: Иван Любыш-Кирдей

БЛОКАДА ДОНБАССА

Проблема товарооборота с временно неподконтрольными Украине территориями Донбасса – источник напряжения в зоне проведения АТО уже не первый год. Хоть в Государственной фискальной службе и отчитываются о том, что в 2016 году предприятиями, зарегистрированными в Украине и имеющими производственные мощности на оккупированных территориях, уплачено в бюджет почти 32 миллиарда гривен, для сторонников тотальной блокады ОРДЛО это выглядит неубедительно.

Проблема в том, что перемещение товаров через линию разграничения не урегулировано законодательно. Экономическая деятельность в Донецкой и Луганской областях проводится согласно приказу №415 Антитеррористического центра при СБУ “Об утверждении временного порядка контроля за перемещением лиц, транспортных средств и грузов (товаров) через линию соприкосновения в пределах Донецкой и Луганской областей” и некоторым распоряжениям Кабмина относительно оккупированных территорий. Несовершенство нормативной базы за почти три года боевых действий и оккупации породило массу коррупционных схем при разных министерствах и ведомствах для провоза товаров в неподконтрольные районы – проще говоря, создала условия для печально известного “атошного контрабаса”.

Что так называемая контрабанда в зоне АТО (юридически перемещение товаров через линию разграничения контрабандой не является и предусматривает только административную ответственность) набирает угрожающий размах, что в “контрабасные” схемы втягиваются все ведомства, задействованные в АТО, стало понятно уже весной 2015 года. Именно тогда начались первые конфликты между разными подразделениями АТО, соперничающими за маршруты и потоки “контрабаса”.

В мае 2015 года штаб АТО издал распоряжение о силовом выведении одной из групп батальона “Айдар” с шахты “Родина”. Группа Малыша, подконтрольная одному из командиров “Айдара” – Бате (Валентину Лыхолиту), организовала коридор для пропуска товара через свои позиции. Для выведения группы с шахты были задействованы бронегруппы Национальной гвардии и ВСУ. Сейчас Лыхолит – один из организаторов блокады торговли с оккупантами. Напомним, что он подозревается Генеральной прокуратурой Украины в бандитизме, разбое, незаконном завладении транспортным средством, незаконном лишении свободы и других преступлениях. Это для его освобождения из-под стражи Семен Семенченко и бойцы “Донбасса” и “Айдара” летом прошлого года блокировали Печерский суд и перекрывали Крещатик. Апелляционный суд в итоге выпустил Батю под подписку о невыезде.

Но пока борьба с “контрабандой” была сосредоточена на перемещении грузов автотранспортом через блокпосты и дороги, контролируемые ВСУ, пока создавались специальные мобильные группы, все больше предприятий получали официальные разрешения на торговлю с неподконтрольными территориями, в основном по железной дороге. Масштабы экономических связей выяснились после взлома хакерами группы “Украинские кибервойска” электронного ящика Донецкой железной дороги и анализа полученных данных, проведенного волонтерами международного сообщества Informnapalm.

Cтало известно, что, например, за февраль 2016 года Украина приняла с оккупированной территории ДНР 26 422 вагона, ЛНР – 15 350 вагонов. Всего с неподконтрольной территории вывезено 12 355 вагонов угля, то есть почти 750 000 тон. Предназначен уголь в основном для ТЭС.

В этом же расследовании была обнародована статистика экспорта из ЛНР – тут уверенно лидирует Алчевский меткомбинат. Предприятие принадлежит металлургической корпорации “Индустриальный союз Донбасса”, большинство акций которой с 2010 года контролируется российским Внешэкономбанком.

Почему эта информация не вызвала возмущения у Семена Семенченко, Валентина Лыхолита, Анатолия Виногродского и других организаторов блокады сразу после публикации в марте 2016 года, остается загадкой.

В условиях крайнего напряжения между блокадниками, правоохранителями, местным населением и заинтересованными предприятиями все более вероятно силовое столкновение. Первый звонок прозвучал в понедельник, когда блокадники остановили автобусы с титушками, ехавшими разблокировать железнодорожный путь. Соорганизатор акции Анатолий Виногродский заявил изданию “Гордон”: “Титушек для потасовки под Бахмутом наняло предприятие “Заря” из Рубежного, выпускающее продукцию химической промышленности, в том числе взрывчатку. Оно выделило средства, на которые были наняты спортсмены-титушки. Все как в 2014 году. К блокпосту в Золотом приехали около 100 человек. Схема старая: на блокаду нам отвечают антиблокадой. Я так понимаю, кто-то очень сильно хочет крови. В район Бахмута ехали семь автобусов. Наши их остановили, вмешался спецназ, и ребят избили дубинками. За что – непонятно”.

На предприятии “Заря” действительно есть силовое подразделение, которое, по данным наших источников, контролируется еще одним ветераном батальона “Айдар” – Игорем Радченко с позывным Рубеж. Он, если верить материалам уголовного дела, был подельником Лыхолита в “Айдаре” (так, оба имели отношение к похищению мэра Северодонецка Валентина Казакова в 2014 году). Так же, как Батя, Рубеж был выпущен из-под стражи. А теперь Радченко и Лыхолит разошлись во взглядах на торговлю с оккупантами и готовы из-за этого воевать друг с другом? Так это или не так, по нашей информации, Рубеж сразу после прибытия блокадников в Луганскую область встречался с ними блокадниками и выражал им свою поддержку.

В штаб блокады прибывает все больше ветеранов, поддержку им оказывают волонтеры со всей страны. Среди блокирующих очень много искренних людей, которые считают, что боевые действия не закончатся, пока олигархи ведут выгодный бизнес и на контролируемой Украиной территории, и в оккупированных районах.

Ольга Решетилова07.02.2017
0 Коментарів

Залишити коментар

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Схожі публікації
Інші воєнні злочини
Ставка генерала Лапіна: окупація Чернігівщини очима місцевої жительки

Олена Ковальова завідує Будинком культури в Терехівці. Саме там в окупованому селі жив російський генерал-полковник Олександр Лапін, на той час — командувач військами Центрального військового округу РФ. МІПЛ відвідала Терехівку, аби дізнатися, що там сталося і задокументувати воєнні злочини армійців РФ.

29 Січня 2024

Інші воєнні злочини
Понад 130 українців: правозахисники назвали кількість постраждалих, яких окупанти катували у Куп’янському райвідділі поліції

За пів року окупації Куп’янська через катівню, яку росіяни облаштували в місцевому ІТТ, пройшли щонайменше 130 людей. Про це йдеться у новому звіті Центру прав людини ZMINA, який ґрунтується на опитуваннях 30 потерпілих і свідків.

18 Січня 2024

Інші воєнні злочини
280 днів у заручниках: як Ольга Черняк із Херсона пережила тортури, російський полон і не зламалась

До початку повномасштабної війни Ольга Черняк жила в Херсоні разом із чоловіком та дітьми. Одразу після окупації міста не виїхали — піклувалися про батьків хворих батьків. Та коли наважилася, то Ольгу, її чоловіка Ігоря і сина Степана викрали росіяни. В заручниках жінка пережила місяці російського пекла, але вистояла і тепер на волі.

31 Грудня 2023

Більше публікацій
Ми у соцмережах
Актуальні публікації
Більше публікацій
Справа Ягідного, Діана Панченко та “російська громада” Полтави: 29 справ щодо війни, за якими радимо стежити наступного тижня

Медійна ініціатива за права людини продовжує відстежувати судовий розгляд справ щодо війни. Щотижня ми публікуємо розклад найрезонансніших судових засідань, розповідаючи про те, де, коли, кого і за що судять.

24 Лютого 2024

Тимчасовий пункт. Як українські полонені проходили через Шебекіно

На початку повномасштабного вторгнення РФ очікувала, що Шебекіно прийматиме українських біженців і біженок, проте очікуваних масштабів не було, тож росіяни швидко знайшли для міста іншу роль. МІПЛ продовжує документувати свідчення звільнених із полону — цього разу розповідаємо про табір у Шебекіно.

23 Лютого 2024

Аналітика
Загибель українських військових у російському полоні — МІПЛ презентувала аналітику

Мета аналітики — наголосити на неналежному утриманні українців у російському полоні та проблемах із забезпеченням їхніх прав і притягненням до відповідальності винних у тортурах.

22 Лютого 2024

Більше публікацій